Священномученик Андроник (Никольский) (1870–1918)

Новомученики и исповедники
Санкт-Петербургской епархии

Претерпевый до конца, той спасен будет
(Мф. 10, 22)

Священномученик Андроник (Никольский) (1870–1918)

архиепископ Пермский и Кунгурский

Дни памяти
7 (20) июня
Храмы
Свято Троицкая Александро-Невская Лавра

АНДРОНИК (Никольский Владимир Александрович; 1.08.1870, с. Поводнево Мышкинского у. Ярославской губ.- 20.06.1918, Пермь), сщмч. (пам. 7 июня, в Соборе новомучеников и исповедников Российских и в Соборе Санкт-Петербургских святых), архиеп. Пермский и Кунгурский. Род. в семье псаломщика Преображенской ц. с. Поводнева. В 1885 г. окончил Угличское ДУ, в 1891 г.- Ярославскую ДС, в том же году поступил в МДА, к-рую окончил в 1895 г. со степенью канд. богословия за соч. «Древнецерковное учение об Евхаристии как жертве в связи с вопросом об искуплении». 1 авг. 1893 г. пострижен в монашество с именем А., 6 авг. 1893 г. рукоположен во иеродиакона, 22 июля 1895 г.- во иеромонаха. В 1895 г. назначен помощником инспектора Кутаисской ДС, в авг. следующего года — преподавателем гомилетики Александровской миссионерской ДС в Ардоне на Сев. Кавказе, затем ее инспектором. Семинария имела высокий авторитет среди крестьян-осетин, в 1896 г. желавших учиться в ней было во много раз больше, чем она могла принять. 20 марта 1897 г. определением Святейшего Синода «за усердную и полезную службу по семинарии и частое проповедание слова Божия» А. был возведен в звание соборного иеромонаха Донской иконы Божией Матери московского мон-ря. В сент. 1897 г. назначен миссионером в Японию.

Путешествуя в Японию через Италию, Грецию и Сев. Америку вместе с архим. Сергием (Страгородским); впосл. Патриарх Московский и всея Руси), также назначенным в миссию, А. знакомился с совр. состоянием христианства — католицизма и Православия, посетил древние христ. святыни — катакомбы и гробницы мучеников, развалины колизея. А. впосл. писал, что молитва у мест, освященных кровью первомучеников-христиан, вдохновляла его и архим. Сергия на подвижническое служение Церкви — сделать так, чтобы «церковное начало жизни было святым и полным началом для всех нас».

По приезде в Японию А. близко познакомился с жизнью правосл. общин. Немногочисленная япон. паства, исповедовавшая христианство среди миллионов язычников, поразила А. простотой и глубиной веры. Впосл. А., вспоминая год, проведенный в Японии, признавался, что нести служение среди такого народа было для него большим счастьем. Напряженная деятельность привела к расстройству здоровья, и в 1899 г. А. вернулся в Александровскую ДС. По возведении в сан архимандрита 5 марта 1899 г. А. был назначен ректором семинарии. 6 мая 1901 г. награжден орденом св. Анны 2-й степени. 18 окт. 1901 г. по ходатайству еп. Уфимского Антония (Храповицкого) А. был переведен ректором в Уфимскую ДС, в 1902 г. стал благочинным мон-рей епархии. В мае 1905 г. за заслуги в воспитании юношества награжден орденом св. Владимира 4-й степени.

13 окт. 1906 г. А. был хиротонисан во епископа Киотоского и назначен помощником св. равноап. Николая (Касаткина), архиеп. Японского. Приехав в г. Осака, А. нашел правосл. общину в плачевном состоянии. Храм посещало не более 10 чел., на клиросе читал и пел один псаломщик. Свое служение А. начал с того, что каждый вечер в будние дни посещал дома прихожан, знакомился с их семьями, беседовал, проповедовал, узнавал их нужды. За время служения А. в Японии число людей, посещавших храм, значительно возросло, на богослужениях пел большой смешанный хор. Вновь миссионерские труды в неблагоприятном для А. климате привели к ухудшению здоровья. 5 июля 1907 г. Святейшим Синодом ему был предоставлен отпуск.

С нояб. 1907 по 14 марта 1908 г. А. временно управлял Холмской епархией в отсутствие избранного в Гос. Думу архиеп. Евлогия (Георгиевского), затем был назначен епископом Тихвинским, викарием Новгородской епархии. Объехал все храмы, входящие в Тихвинское вик-ство, за один только сент. 1908 г. посетил 22 сельские церкви в Крестецком, Боровичском и Валдайском уездах, служил, проповедовал и беседовал с людьми. 8 марта 1913 г. А. был переведен на Омскую и Павлодарскую кафедру. В Омске организовал миссионерские курсы для духовенства 3 сибир. епархий. Убеждал духовенство в необходимости поездок священнослужителей в деревни, расположенные далеко от храмов, для совершения исповеди и Причащения.

13 апр. 1914 г. А. был переведен на Пермскую кафедру. Годы служения А. стали временем подъема церковной жизни в епархии. Было построено неск. храмов, в т. ч. величественный собор Белогорского мон-ря; архиерей регулярно объезжал храмы епархии. организовывались лекции, беседы, собрания духовенства и мирян; в аудитории при Стефановской часовне в Перми начались занятия миссионерского и народного певч. кружков; была собрана хорошая епархиальная б-ка. Во всех храмах Перми служились акафисты, по окончании к-рых проводились беседы. При одном из храмов было организовано попечительство о бедных, имевшее свою столовую, где обеды выдавались по дешевой цене всем желающим, а нуждающимся — бесплатно. При свечном заводе и на подворье Белогорского мон-ря открылись книжные лавки. При храме уч-ща слепых был устроен детский приют. Воскресенская ц. содержала на свой счет богадельню, в к-рой жили ок. 50 престарелых. При кафедральном соборе организовалось об-во хоругвеносцев, насчитывавшее неск. десятков чел., в 1917 г. была создана дружина по охране собора и архиерейского дома.

В кн. «Письма архиерея к иереям» А. советовал пастырям Пермской епархии не ограничиваться богослужениями в храмах, но служить и в отдаленных поселках, «чтобы все имели возможность помолиться. Смотря по местным условиям, можно в одном поселке совершить с вечера бдение, а в селе с утра другое бдение и обедню. Вечером же съездить в другой поселок и совершить там вечерню или акафист с беседою». Приходским священникам А. рекомендовал ввести в храмах общенародное пение, начать с общеизвестных молитв, стремясь к тому, чтобы все богослужебные песнопения вместе с канонархом исполняли сами прихожане. «Таким путем и в жизнь пойдут церковные песнопения... и теперь они вытеснят собою все грязные, расплодившиеся в народе песни мирские; научат и благоговению в самом поведении». А. советовал пастырям не ограничиваться проповедью за литургией, но проповедовать и за др. богослужениями, устраивать богослужебные чтения и беседы в храмах, школах с хоровым исполнением духовных песнопений. Большое значение А. придавал кружкам ревнителей благочестия, в к-рых видел помощников пастырям в христ. воспитании народа, устраивал паломничества к святым местам.

А. одевался просто, никогда не носил ни шелковых ряс, ни орденов, к-рыми был награжден, все личные средства раздавал неимущим. Накануне дня совершения литургии почти всю ночь проводил в молитве.

Заботясь о миссионерской деятельности среди старообрядцев, А. способствовал организации в Пермской губ. единоверческих приходов. Поскольку из-за недостатка пастырей многие единоверческие приходы подолгу оставались без священников, стараниями А. в Перми были учреждены пастырские курсы для подготовки единоверческих священнослужителей. Обучение заканчивалось торжественным богослужением, литургию в единоверческом храме совершал по Служебнику XVI в. сам епископ. В 1916 г. в Пермской епархии были созданы миссионерские курсы по обличению неверия и социализма, проводившиеся под руководством пермского епархиального миссионера А. Г. Куляшева. Слушателям сообщались сведения о совр. состоянии атеизма за границей и в России с научной постановкой вопросов о Боге, мире и человеке, причем обращалось особенное внимание на те положения в вопросах веры, к-рые оспаривались атеистами. Слушатели курсов проводили миссионерские беседы, по праздникам и воскресным дням учились произносить в храмах проповеди, к-рые затем разбирались на лекциях.

А. считал пагубным равнодушие многих архиереев Русской Церкви к проблемам совр. общественной жизни, высказывал св. имп. Николаю II свое негативное отношение к нек-рым сторонам гос. политики, резко отрицательно относился к Г. Е. Распутину, к-рый боялся владыки. В годы первой мировой войны А. принимал деятельное участие в помощи воинам, посещал раненых, поступавших с окт. 1915 г. в пермский лазарет; предписал ввести во всех мон-рях Пермской епархии «неусыпаемое круглосуточное чтение акафистов Господу, Божией Матери и святым»; благословил после прочтения акафиста прочитывать молитву о даровании победы и молитву об упокоении воинов; благословил всем жен. мон-рям епархии выделить по 2 чел. для сбора пожертвований по селам и деревням на нужды воинов, на содержание лазаретов и на пасхальные подарки.

После февральской революции 1917 г., в марте, Пермский исполнительный комитет послал телеграмму обер-прокурору Святейшего Синода с требованием уволить А. от управления епархией «как опасного для общественной безопасности и как препятствующего духовенству в его праве соорганизоваться». Узнав об этом, А. отправил обер-прокурору протест. Свт. Тихону, митр. Московскому, А. писал: «Чем ближе присматриваюсь к растущей подлости, тем больше решаюсь отрясти прах от ног и уйти на покой». Вскоре начал работу Поместный Собор РПЦ 1917-1918 гг., и А. уехал в Москву. На Соборе был избран Свящ. Синод из 6 членов, на случай смерти членов Синода было избрано 6 заместителей, среди них — А. Вошел в состав Издательского отдела Собора и был одним из энергичнейших его деятелей. «Огнь пылающий» — называли его участники Собора. После октябрьской революции 1917 г. А. обеспечивал выход в свет документов и посланий Собора.

В дек. 1917 г. А. побывал в Перми. Начавшиеся в епархии гонения на Церковь заставили его обратиться к пастве с воззванием, в к-ром владыка призывал встать на защиту Церкви; воззвание просил читать не только в храмах, но и при всяком удобном случае. В янв. 1918 г. А. обратился с посланием к пастырям Пермской епархии, в к-ром наставлял их быть руководителями совести народной. С февр. 1918 г., после публикации декрета «Об отделении церкви от государства и школы от церкви», в Пермской епархии началось закрытие храмов, разорение духовных учебных заведений, изъятие церковных ценностей. После краткого пребывания в Перми А. вернулся в Москву и 12 апр. 1918 г. указом свт. Тихона был возведен в сан архиепископа. Приехав в Пермь, А. стал готовить духовенство и паству к предстоящему общегородскому крестному ходу, к-рый состоялся в четверг по Пасхе, 9 мая 1918 г., в день памяти свт. Стефана Пермского. Во главе с А. в нем приняли участие неск. тысяч верующих Перми. Напутствуя расходившиеся по своим храмам крестные ходы, А. обличал гонителей Церкви, посягнувших на церковное имущество. Святитель анафематствовал «посягающих на храм Господень, доколе они не исправятся».

11 мая 1918 г. А. писал Патриарху Тихону: «Я пока на свободе, но, вероятно, скоро буду арестован. Признаки полной анархии. На случай ареста оставлю распоряжение о закрытии всех градо-Пермских церквей. Пусть считаются с самим народом». На случай ареста А. подготовил распоряжение: «Арестованный рабоче-крестьянским правительством, запрещаю священно-церковнослужителям города Перми и Мотовилихи совершение богослужений, кроме напутствия умирающих и Крещения младенцев». 14 июня власти приказали А. явиться в юридический отдел исполкома для допроса. Узнав об этом, верующие Перми собрались на соборной площади; власти отменили приказ и прислали допросный лист святителю на дом. В этот же день в губисполком поступило прошение исполнительного комитета Союза приходских советов Пермской епархии разрешить А. выезд в Москву по делам Союза. Разрешение на выезд власти не дали. В ЧК было решено арестовать А. и расстрелять. В связи с этим постановили объявить военное положение в городе и привести в состояние боевой готовности все имеющиеся войска. Начальнику конной городской милиции приказали поставить по 2 конных милиционера против окон всех городских церковных сторожек на тот случай, если кто-либо из звонарей захочет подняться на колокольню; зазвонившего в колокол велено было расстрелять.

В ночь на 17 июня вооруженный отряд чекистов ворвался в архиерейский дом. Бодрствовавший А. вместе с 2 священниками был арестован. Ночью и днем 17 июня А. находился под стражей в помещении милиции в Мотовилихе. Узнав об аресте, верующие стали собираться перед зданием милиции, требуя освобождения архипастыря. Были арестованы 2 женщины, остальных разогнали. 19 июня А. находился в камере Пермской ЧК. В первом часу ночи 20 июня А. вывели из камеры, повезли по Сибирскому тракту, на 5-й версте свернули в лес. Проехав ок. 100 сажен, остановили лошадей и велели А. копать могилу. По немощи святитель копал медленно, палачи ему помогали; когда закончили, приказали лечь в землю. Перед смертью А. разрешили помолиться. Архиепископ молился ок. 10 минут, затем сказал: «Я готов». Святитель был закопан в землю живым, расстрелян сквозь слой земли. В 1999 г. А. был причислен к лику местночтимых святых Пермской епархии. На Архиерейском Соборе РПЦ 2000 г. внесен в Собор новомучеников и исповедников Российских для общецерковного почитания.


Соч.: Миссионерский путь в Японию. Каз., 1899; Христос-Искупитель по учению св. отцов Церкви // ПС. 1902. № 9; Чего желать для нашей духовной школы. Уфа, 1905; Русский гражданский строй жизни перед судом христианина, или Основания и смысл царского самодержавия. Ст. Русса, 1909; Беседы о «Союзе русского народа». Ст. Русса, 1909; Размышления епископа, возвратившегося из путешествия по епархии. М., 1913; Приходи к началу богослужения // Омские ЕВ. 1913. № 18. С. 18-31; Христианское правило жизни для всеобщего счастья // Там же. № 21. С. 16-20; Слово при открытии миссионерских курсов // Там же. 1914. № 14. С. 36-39; Письма архиерея к иереям. Пермь, 1915; Наша церковно-народная жизнь, как она есть: (Размышления епископа после путешествия по епархии). Пермь, 1916; О Церкви, о России: Слова, 1898-1918 / Сост. В. Королев. Фрязино, 1997. Лит.: Беляев А. [Отзыв] о соч. студента иеродиак. Андроника «Древне-церковное учение об Евхаристии как жертве в связи с вопросом об искуплении» // БВ. 1896. Апр. Журнал Совета МДА. С. 206-208; Преосв. Андроник, еп. Омский и Павлодарский // Омские ЕВ. 1913. № 7. С. 6-9; К прибытию в г. Пермь преосв. еп. Андроника // Пермские ЕВ. 1914. № 25. С. 462-468; Вестник Омской епархии. 1919. № 58. С. 3; Мануил. Русские иерархи, 1893-1965. Ч. 1. С. 256-258; Дамаскин. Кн. 2. С. 82-112; Любовью побеждая страх: Жизнеописания нмч. Российских. Фрязино, 1998. С. 5-64; Вяткин В. Пермские архипастыри-новомученики. Пермь, 2000. Игум. Дамаскин (Орловский)

 

 

 

 

Тропарь, кондак, величание священномученика Российского XX века

Тропарь, глас 3 

Церкве Русския столпе непоколеби­мый,/
благочестия правило,/
жития евангельскаго образе,/
священномучениче (имярек),/
Христа ради пострадавый даже до крове,/
Егоже моли усердно,/
яко На­чальника и Совершителя спасения,/
Русь Святую утвердити в Православии//
до скончания века.

  

Кондак, глас 2 

Восхвалим, вернии,/
изряднаго во святителех (или священницех)/
и славнаго в мученицех {имярек),/
Православия побор­ника и благочестия ревнителя,/
земли Русския красное прозябение,/
иже стра­данием Небес достиже/
и тамо тепле молит Христа Бога//
спастися душам на­шим.

 

Величание 

Величаем тя,/ священномучениче {имя­рек),/
и чтим честная страдания твоя,/ яже за Христа/
во утверждение на Руси Право­славия// претерпел еси.

Был почетным председателем Новгородского и Пермского отдела Союза русского народа. Автор брошюры «Беседы о Союзе Русского Народа», в которой не только активно защищал участников этой организации от критики со стороны либералов, но и обосновал с позиций православного вероучения многие постулаты монархической идеологии. Утверждал, что «Русский Народ, объединяющийся в Союз, и ставит своею целью сохранить то, что нам досталось от великих наших предков, передавших нам величайшую в мире страну и что за последние два века так существенно было затемнено ворвавшимся к нам европеизмом».

*

В 1916 по его инициативе в Пермской епархии были созданы миссионерские курсы по обличению неверия и социализма. Много ездил по епархии, посещал приходы и монастыри. Был противником Г. Е. Распутина, безуспешно пытался отговорить Николая II от поддержки старца.

*

В 1917–1918 участвовал в работе Поместного Собора. Резко негативно отнёсся к приходу к власти большевиков. Ожидая ареста, чувствовал себя совершенно спокойно, ежедневно исповедовался и приобщался Св. Таин. На случай своего ареста оставил распоряжение: «Арестованный рабоче-крестьянским правительством, запрещаю священно-церковнослужителям г. Перми и Мотовилихи совершение богослужений, кроме напутствия умирающих и крещения младенцев».

*

29 апреля 1918 г. у владыки был произведен обыск. Его обвиняли в призывании народа к вооруженному сопротивлению советской власти. Святитель ответил:

"Моя вера и церковные законы повелевают мне стоять на страже веры и Церкви Христовой и ее достояния. Если этого не буду исполнять, то я перестаю быть не только архиереем, но и христианином. Посему вы можете меня сейчас же повесить, но я вам гроша церковного не выдам, вы через мой труп пойдете и захватите, а живой я вам ничего церковного не выдам. Так я верую и поступаю, призываю и православный народ даже до смерти стоять за веру".

Позже, среди бумаг, оставшихся от покойного архипастыря, был найден конспект проповеди, в которой он разъяснял свою позицию: «Контрреволюция, политика — не мое дело, ибо погибшая Россия не спасется в нашей взаимной грызне от отчаянности. Но церковное дело — святыня моя».

*

В беседе с одним священником владыка говорил:

"За клятвопреступничество отнял Бог у народа разум и волю, пока не раскаются... а когда раскаются, то сначала постепенно, а потом целиком прозрят все духовно, почувствуют и силу, и как Илья Муромец — сбросят тот ужас, который окутал страну нашу. ... Может быть, меня на свете не будет, но не покидает меня надежда и уверенность, что Россия воскреснет со своим возвращением к Богу"

*

9 мая 1918 г. в Перми состоялся грандиозный торжественный крестный ход по городу в честь св.Стефана Пермского во главе с владыкой Андроником. В нем участвовали тысячи человек. Пелись пасхальные ирмосы, священники призывали верующих к объединению у креста распятого Христа. Обращаясь к многочисленным агентам власти, прятавшимся среди молящихся, архиепископ сказал: "Идите и передайте вашим главарям, что к дверям храма и ризниц они подойдут только перешагнув через мой труп, а при мне и гроша ломанного церковного не получат".

*

В ночь на 20 июня чекисты вывезли архиепископа в окрестности Перми и заставили его рыть себе могилу. Убийцы требовали, чтобы он снял свой запрет на совершение богослужений. Владыка отказался, его заставили копать себе могилу и лечь в неё. После этого чекисты начали забрасывать его землёй, несколько раз выстрелили в лежащего архипастыри и закопали могилу.

1 августа 1870 г. – родился в семье диакона Ярославской епархии.

1 августа 1893 г. – пострижен в монашество, иеродиакон. Окончил Московскую Духовную Академию и принял сан иеромонаха в 1895 г.

1895 г. — помощник инспектора в Кутаисской духовной семинарии.

1896 г. — преподаватель, затем инспектор Ардонской Александровской миссионерской семинарии.

1897—1899 гг. — член миссии в Японии. Ухудшение здоровья, вызванное трудностями акклиматизации, а также известие о смерти отца, вынудили его возвратиться в Россию.

1900 г. — ректор Уфимской духовной семинарии в сане архимандрита.

5 ноября 1906 г. — хиротонисан во епископа Киотосского и назначен помощником архиепископа Николая (Касаткина).

октябрь 1907 г. — командирован в Холм для замещения епископа Евлогия (Георгиевского) во время сессий Государственной думы.

14 марта 1908 г. — епископ Тихвинский, первый викарий Новгородской епархии.

С марта 1913 г. — епископ Омский и Павлодарский.

С июля 1914 г. — епископ Пермский и Соликамский, с 1915 — архиепископ.

1917–1918 гг. — участвовал в работе Поместного Собора.

17 июня 1918 г. — арестован.

20 июня 1918 г. — убит.

август 2000 г. — прославлен для общецерковного почитания в лике святых на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви.

Его жизнь была образцом древнего благочестия. Это был подвижник, молитвенник и нестяжатель, всякое материальное благополучие и богатство вменявший ни во что. Все средства владыка жертвовал на помощь беднякам. Одевался он просто, никогда не носил шёлковых ряс; и хотя был награжден многими орденами, но наград никогда не надевал. Святитель был ревностным исполнителем иноческих правил и церковных обрядов. Он строго постился: в постные дни питался одними овощами, в скоромные — обходился малым количеством пищи, а в последние дни страстной седмицы употреблял в пищу только просфору и чай. Накануне дня, когда ему должно было совершать литургию, владыка почти не спал, всю ночь простаивая на молитве.

Игумен Дамаскин

Христос-Искупитель по учению св. отцов Церкви // Странник. 1896. Т. 2.

Миссионерский путь в Японию, путь до Константинополя // Православный Собеседник. 1899. Февраль. С. 248-260.

Миссионерский путь в Японию, путь от Константинополя до Афин // Православный Собеседник. 1899. Май. С. 613-624.

Миссионерский путь в Японию, путь от Афин до Рима через Бар-град // Православный Собеседник. 1899. Июль-август. С. 156-176.

Миссионерский путь в Японию, достопримечательности Рима // Православный Собеседник. 1899. Июль-август. С. 156-176.

Миссионерский путь в Японию, путь от Рима до Японии // Православный Собеседник. 1899. Ноябрь. С. 585-614.

Миссионерский путь в Японию. Путь от Америки до Японии // Православный Собеседник. 1899. Декабрь. С. 687-706.

Миссионерский путь в Японию. Казань, 1899. 131 с.

Воспоминания его о Преосвященном Николае, миссионере Японии // Православный Собеседник. 1900. Октябрь. С. 427-437.

Христос-Искупитель по учению св. отцов Церкви // Православный Собеседник. 1902. Сентябрь. С. 137.

О проповеди Христа в Японии // Приб. к Церковные Ведомости. 1903. № 3. Стб. 65-69.

Миссионерский год в Японии. (Из дневника). Вып. 1-2. Уфа, 1904.

Беседы о Союзе Русского Народа. Старая Русса, 1909.

Русский гражданский строй жизни перед судом христианина, или Основания и смысл Царского Самодержавия. Старая Русса, 1909.

Божественный бисер под сатанинской оболочкой. (Из пастырских наблюдений) // Кормчий. 1912. № 20. С. 239-241.

Размышления епископа // Голос Церкви. 1913. Февраль-апрель.

Слово при открытии миссионерских курсов для духовенства Омской, Тобольской и Томской епархий // Церковные Ведомости. — 1913. — № 30. — С. 1363.

Христианское правило жизни для всеобщего счастья // Приб. к Церковные Ведомости. 1913. № 49. С. 2263.

Письма архиерея к иереям // Пермские епархиальные ведомости. 1914. №№. 29-36.

Всё для армии // Пермские епархиальные ведомости. 1915. № 20. С. 623.

Письма архиерея к иереям. Пермь, 1915.

Наша церковно-народная жизнь, как она есть. (Размышления епископа после путешествия по епархии) // Пермские епархиальные ведомости. 1916. № 28-33.

Наша церковно-народная жизнь как она есть. (Размышления епископа после путешествия по епархии). Изд. 2-е. Пермь, 1916.

Церковная школа призывается заготовлять овощи для наших защитников // Пермские епархиальные ведомости. Отдел неофициальный. 1916. № 10. С. 252.

Архипастырский призыв ко всем русским православным чадам Пермской епархии // Пермские епархиальные ведомости. 1917. №7-8. С. 173.

Вниманию духовенства православных прихожан Пермск. епархии // Пермские епархиальные ведомости. 1917. №24-25. С. 96.

Архипастырское настойчивое обращение // Пермские епархиальные ведомости. 1918. №1-2. С. 5.

К духовенству Пермской епархии // Пермские епархиальные ведомости. 918. №3. С. 23–24.

О Церкви, России / Составитель В. Королев.  Фрязино, 1997.

Творения. Книга I: Статьи и заметки.  Тверь, 2004.

Творения. Книга II. Проповеди, обращения, послания. Тверь, 2004.

Пишу от избытка скорбящего сердца: Письма о духовной жизни.  М.: Сретенский монастырь, 2007. — 304 с.

 

С чего начинать поднятие церковности на приходе

Подробно мной было объяснено все, касающееся данного вопроса, в [Письмах архиерея к иереям] (Пермь, 1915 год) и в [Архипастырском послании к духовенству Пермской епархии о мероприятиях ко введению в жизнь закона об устройстве православных приходов] (Пермь, 17 февраля 1916 года). Из того и другого, да и помимо них, всякий пастырь хорошо знать может, что ему принадлежит высокая и разнообразная деятельность в приходе. В условиях наших обширных и многолюдных приходов, в совокупности с трудными путями сообщения между отдельными частями прихода, не под силу одному священнику сделать все, что нужно в чисто пастырском отношении. Да и помимо сего, самое существо дела требует лишь, чтобы священник был руководителем церковной жизни в приходе, как и мать в семье не ведет же на поводке всякого из своих детей, стараясь приучить их к самостоятельной, но благовоспитанной жизни. Надо так поставить дело, чтобы приход под воздействием и руководством священника сам собой устроил и поддерживал в своем составе церковную жизнь.

Начать же следует с небольшого дела. В пределах самого даже запущенного прихода всегда во всяком поселке найдется несколько благочестивцев, которые скорбят об упадке веры и нравов в народе, сами же горячо прилежа святой Церкви. Вот их-то и взять себе в помощники или сотрудники следует священнику. Руководя их в чтении духовных книжек, направляя их усердие в должном направлении, всячески следует воодушевлять их на братолюбную миссионерскую самую простую работу среди односельчан, в целях воодушевления их на благочестие. Таковые ревнители и под личным руководством священника, и по его указанию будут собираться в свободное время для чтения духовных книг и для братских бесед, как собираются обычно поселяне для пустого препровождения времени, не наученные осмысленно распоряжаться своим досугом. Воодушевляемые своим священником, они стараются привлечь на свои собрания своих соседей, хотя бы каждый только по одному человеку. Братство их постепенно растет. В нем опять всякий в свою очередь привлекает других сочувствующих. Так постепенно, медленно, но верно, вначале весьма малое стадо охватывает весь поселок, а затем и весь приход.

Через таких-то доброхотных, за спасение души, сотрудников священник знает все, что делается в приходе, хотя бы сам и не мог часто бывать во всех поселках своего прихода. Ревнители, по заданным им от духовного отца заданиям, своевременно сообщат ему обо всем, что требует его внимания и руководства. Так естественно сократится его личный труд, совершенно непосильный для одного человека при всем его личном усердии к святому делу.

Через такие именно братства и кружки ревнителей священник наилучше и ближе к делу может поставить и самое утверждение христиан в христианском уповании, в знании веры, молитв, в приучении к церковным обрядам и обычаям и все дальнейшее духовное научение и просвещение. Как руководитель, он может таким кружкам поставить определенные задания для их братских собраний, например, прочитать такую-то книжку, выучить такие-то молитвы, утвердиться в таких-то благочестивых упражнениях, обсудить такую-то меру для поднятия добрых нравов в приходе, предпринять дело помощи бедным и сиротам или нуждающимся в помощи учащимся в школе.

Когда зачнется такая здоровая правильная жизнедеятельность в отдельных частях прихода, найдутся нужные на всякое церковноприходское дело и люди. Скучающие от безделья и неумения найти смысл своей жизни и осмысленное приложение своих дремлющих духовных и телесных сил все такие, как полевые цветы головками тянутся к оживляющему их солнцу, потянутся к проблескам живой жизни и работы преполезной. Так дело, развиваясь и разрастаясь, постепенно подразделится на отдельные свои отрасли с определенным составом деятелей. И окажется, что одни занялись совместным чтением духовных книг и ведением братских бесед, другие благотворительностью в приходе, третьи заняты церковно-школьным делом, иные заботой о благолепии храма, о церковном пении, о порядке на приходском кладбище, иные хлопочут об улучшении народного хозяйства, о трезвости, об искоренении худых навыков и о насаждении добрых нравов и доброго препровождения времени детьми, молодежью и взрослыми и т. д., и т. д.

Так семя слова Божия, брошенное на почву душ человеческих, не умирает, но начинает произрастать и приносить свой плод в людях и в их жизни. Так зачинается возрождение отдельных душ, а через это и всего прихода, как живой Церкви Божией. Пастырь Церкви насаждает и напояет, а воспринимающие это души человеческие сами возрастают под благодатным действием Святого Духа Божия (1 Кор. 3, 57).

http://rumagic.com/ru_zar/religion_rel/niolsiy/0/j126.html

 

5. Глубокая вера и чувствительная совесть у народа, мятущаяся при недостатке пастырского руководства

На грустные думы может наводить такая картина действительности. И, однако, это было бы совсем несправедливо или преждевременно. Присмотревшись ближе и пристальнее к самой же действительности народной жизни, мы усмотрим глубокую и живую веру, тонкую нравственную чувствительность и совестливость такие, которых не найти и у испытавших Писание и книги о вере. Эта вера без слов светит от души русских людей там, где она нужна и где она проявляется. Это у народных Святынь, при народных бедствиях, у Святых Таинств церковных, при таком духовном научении, которое душу захватывает и увлекает. Довольно посмотреть на такие проявления веры, даже только на лицо верующего народа, чтобы сказать, что вера в народе сильна, она живет в нем, она бьет ключом, когда это нужно и когда есть для того основание. Что влечет народ за сотни и тысячи верст пешего хождения к народным Святыням или к уединенным старцам подвижникам? Только одна святая и живая вера, а с нею и святая жажда духовного утешения и ободрения.

Наряду с этим монастырские духовники, да и умелые вдумчивые мирские священники с удивлением подмечают трогательную духовную чувствительность, строгую чуткость совести народной. На исповеди с такой аккуратностью и тонкостью рассказывают не только малейшие свои грехи, на которые обычно люди мира сего не обращают внимания, но и самые сокровенные свои помышления как основу греховной жизни. Это уже внутренняя духовная жизнь человека, его внутренняя борьба или то, что составляет главное делание строгих духовных подвижников, на то определивших себя. И все это народ православный проявляет среди сутолоки житейской; следовательно сколько трудной внутренней работы стоит ему это? Все это наблюдается на тех бесчисленных наших благочестивых паломниках, которые с котомками на плечах бывают в святых обителях, вместе с трудовыми грошами оставляя там и свои от совести раскрытые грехи. Это лучшие при всей своей внешней невзрачности русские люди, своим духовным и телесным трудом себя приносящие Богу в жертву живую, как бы от лица всей в корне благочестивой Русской Земли. Начиная с хождения Даниила Заточника, от всей Земли Русской приносившего лампаду ко Святому Гробу, и до днесь русские богомольцы всегда душевно предстательствуют за всех православных соотечественников, в этом полагая и главную цель своего паломничества наряду со смирением своего духа таким трудом для Господа. Такова душа русского человека в своем основном существе. Она вся способна стоять перед Господом и для сего достойного предстояния Ему способна до самой тонкости испытать и очистить свою совесть, заглядывая во все сокровенные изгибы души, чтобы там не оставить ничего не освещенного светом благодати Божией, но все извести наружу и как недостойное Бога выбросить вон от себя.

И при всем том все чаще и чаще наблюдается уродливая, слепая исповедь в народе. Приходят на исповедь и буквально не знают, в чем им каяться. Очевидно, потребность покаяния, а следовательно, и внимательное отношение к своей душе в значительной степени помрачились и потеряли свою силу. Но, очевидно, и должного научения тому не было от кого следует, то есть от пастырей и от родителей. Следовательно, наряду с описанной выше тонкой духовной чувствительностью растут поколения такие, которые уже в достаточной степени искалечили свою душу рядом разных условий, погрузивших ее в достаточную грубость и сделавших ее мало чувствительной. Очевидно, в достаточной степени ослабело и то духовное руководство, под которым воспитывалась душа старинных русских людей, когда без совета и благословения отца духовного ничего не делалось, когда к нему шли со своими и житейскими и тем более с душевными затруднениями и смущениями, когда Патерики, Прологи, Златоструи, Маргариты и подобная духовная литература были воспитателями народной совести после Святого Писания и Святых Отцов. Именно этим путем и создалась та культура духа, которая составляет отличительное и господствующее свойство народной русской души. Именно таким путем умягчалась душа человеческая, на страже которой ставилась бодренная совесть, делавшая всего человека бодрым на дела благие и подвиги благие.

Но это же все приходит в силу, хотя и не в желательном направлении, тогда, когда соприкасается с посторонним влиянием, обращающимся именно к душе человеческой. Таково влияние сектантской проповеди. Правда, в уродливой и опасной форме проявляется тогда духовное пробуждение человека в виде непомерной самодовольной и самоуверенной гордыни от сознания своей спасенности, оправданности и даже святости ради заслуг Христа. Но все-таки это опять заговорил уснувший было дух в человеке. И он первым делом своим поставляет свое исправление, свою исправность, чтобы и соответствовать тому идеалу святости, который в той или иной степени и виде предстал перед душой совращенного в сектантство. Правда, гордыня сектанта не дает ему возможности видеть не исключительно только малейшую соринку в глазу соседа, но и большое бревно в своем глазу; но все-таки перед сознанием человека встают запросы нравственные, требующие своего удовлетворения. В силу этих двух противоположных, но все-таки нравственных влияний душа сектанта, прежде спавшая в своих грехопадениях и пороках, и обращается на искания исправности в жизни, хотя бы и исключительно внешней, как более бросающейся в глаза. Для примера возьмем хотя бы пьяный вопрос. Никакие хозяйственные, медицинские и общественные соображения и основания не имеют в этом деле того значения, какое имеет пробуждение чисто нравственное. В то время как гражданские попечительные комитеты о народной трезвости не имеют ровно никакого положительного значения, располагая и средствами, и деятелями, и всякими пособиями для насаждения трезвости, в это же время наши церковные общества и братства трезвости, при полном отсутствии средств и деятелей, кроме одного священника, не только возрастают и процветают, но они-то именно и отрезвляют тех, которых коснется отсюда нравственный призыв к трезвости духовной и телесной. Не расчет какой-либо на умеренное и разумное употребление спиртных напитков здесь проповедуется, а исключительно духовная бодрость человека, которая должна сопровождаться и телесной трезвостью его. Значит, и уснувшая душа просыпается, когда ее затронет бодрый нравственный призыв к чистоте и святости. То же самое и у сектантов, только в ином, как сказано, соображении. Призыв к обновлению и очищению прежде всего, а часто и исключительно только, сказывается в призыве к трезвости, которая обязательно требуется от сектанта и которой они погибельно для себя гордятся над православными, безразлично терпящими среди себя и пьяниц. Даже в этом требовании обязательной трезвости для сектанта как истинного, по их пониманию, евангельского духовного христианина,P и в этом очевидно несомненное искание души русского человека строгой определенности в душевном делании как поддержки себе в исправлении своей слабой души, для которой несвойственно такое низкое падение. Ищут люди этой определенности, этой ясности должной для христианина жизни, не найдя ее у освященных и на то поставленных пастырей, охотно поддаются первому сильному влиянию сектантскому, сумевшему определенно, ясно, решительно и душевно явить в доступном виде идеал должной жизни и непременной трезвости.

Итак, чувствительная к вопросам духа с тонкой совестью душа русского человека, оставленная сама себе без должного руководства, засыпает и грубеет; разбуженная же разнородными влияниями, не найдя себе руководства и ободрения от поставленных именно и только на то церковных пастырей, легко подпадает под воздействие сектантское, находя в нем то, что все-таки ободряет, примиряет и воодушевляет способную к высоким переживаниям, но ослабевшую во грехе душу.

Вот то, о чем говорит мне наблюдаемая наша народная действительность в рассматриваемом отношении нашего пастырского душе-попечительства. Действительность эта, как видно, полна противоречий. По существу она прекрасная почва для нашего пастырства. Но по являемым ее обнаружениям она полна болезней, неправильностей, заблуждений и погибели. Последнее все исключительно от недостатка или неумелости пастырского воздействия, чем в значительной степени обусловливается и сравнительный успех несвойственного смиренной русской душе гордого, как сам сатана, сектантства, исполненного высокомерного презрения к немощам православных, которые ими и признаются за неверующих язычников, еще только нуждающихся в крещении, почему господствующие среди сектантов и называются баптистами, в отличие от всех прочих, еще не крещенных по их учению и не оправданных, хотя бы они были и православными христианами.

http://rumagic.com/ru_zar/religion_rel/nikolskiy/0/j57.html

 

 

 

Фонд памяти мучеников и исповедников Русской Православной Церкви

Древо. Открытая православная энциклопедия

Житие на сайте Сретенского монастыря

ПСТГУ

 Лит.:

  1. Беляев А. [Отзыв] о соч. студента иеродиак. Андроника «Древне-церковное учение об Евхаристии как жертве в связи с вопросом об искуплении» // БВ. 1896. Апр. Журнал Совета МДА. С. 206-208;
  2. Преосв. Андроник, еп. Омский и Павлодарский // Омские ЕВ. 1913. № 7. С. 6-9;
  3. К прибытию в г. Пермь преосв. еп. Андроника // Пермские ЕВ. 1914. № 25. С. 462-468;
  4. Вестник Омской епархии. 1919. № 58. С. 3;
  5. Мануил. Русские иерархи, 1893-1965. Ч. 1. С. 256-258;
  6. Любовью побеждая страх: Жизнеописания нмч. Российских. Фрязино, 1998. С. 5-64;
  7. Вяткин В. Пермские архипастыри-новомученики. Пермь, 2000.
  8. Польский М., протопресв. Новые мученики Российские. М., 1994. Репр. воспр. изд. 1949-1957гг. (Джорданвилль). Ч.1. С.69-70.
  9. Польский М., протопресв. Новые мученики Российские. М., 1994. Репр. воспр. изд. 1949-1957гг. (Джорданвилль). Ч.2. С.283.
  10. Королев В. В земле Российской просиявший// Епископ Андроник (Никольский). Русский гражданский строй жизни перед судом христианина. Фрязино: Содружество "Православный паломник", 1995. С.28-32.
  11. Дамаскин (Орловский), иером. Мученики, исповедники и подвижники благочестия Российской Православной Церкви ХХ столетия: Жизнеописания и материалы к ним. Тверь, 1996. Кн.2. С.82-112.
  12. Агафонов П.Н. Архиепископ Пермский и Кунгурский Андроник (Владимир Никольский). Пермь, 1995.
  13. Материалы Содружества "Православный паломник", г.Фрязино. Архив ПСТБИ. Машинопись.
  14. Мануил (Лемешевский В.В.), митр. Русские православные иерархи периода с 1893 по 1965 гг. (включительно). Erlangen, 1979-1989. Т.1. С.256-258.
  15. Любовью побеждая страх. Жизнеописания новомучеников Российских. Архиеп.Пермский Андроник, еп.Соликамский Феофан, архиеп.Черниговский Василий, еп.Семиреченский Пимен. 1867-1918/ Сост.В.А.Королев. Фрязино, 1998. С.3-64.
  16. Деяния Священного Собора Российской Православной Церкви 1917-1918гг. (Документы. Материалы. Деяния I-XVI). М., 1994. Репр. воспр. изд. 1918г. Т.1. С.61.
  17. Состав Святейшего Правительствующего Синода и Российской церковной иерархии на 1917 год. Пг., 1917. 384с. С.250-251.
  18. Деяние Юбилейного Освященного Аpхиеpейского Собоpа Русской Пpавославной Цеpкви о собоpном пpославлении новомучеников и исповедников Российских XX века. Москва, 12-16 августа 2000г.